Народные топонимы: прогулка по Каринторфу

02.12.19, 20:49 2 комментария

Когда молчит официальная топинимика (а в небольших локациях она не лютует) — названия местам присваивают сами люди. Какой простор для творчества и поиска ассоциаций! Вот и получается, что в небольших посёлках народное имя есть чуть ли не у каждого угла.
Пройдёмся по Каринторфу, называя места своими именами?


«Ташкент»

Четыре барака дали название целому району заречного посёлка. Почему «Ташкент»? В барках квартировали уроженцев Узбекской республики, которых считали не очень благонадёжными в военное время. Зимой 1943 года в Каринторф на трудовые торфяные подвиги мобилизовали около 700 человек из Средней Азии. Прибыв в северный край, трудармейцы не отказались от дорогих им традиций. На головах носили тюбетейки, а перед работой, рано утром, молились прямо на улице.
Местные говорят, что трудились мобилизованные не очень дюже. «В основном узбеки грузили песок на платформы. Надо нагрузить четыре платформы, а они лопатку бросят и стоят». А кто не работает, тот не ест: «халявщикам» полагалось всего 200 граммов хлеба в день, в то время как немецкие военнопленные почти все получали по 800 граммов, потому что иначе не сдюжили бы. Это и случилось с иными выходцами из Азии — непривычный климат и плохое питание сыграли роковую роль. Они стали первыми, кого хоронили на каринторфском кладбище.


«Землянки»

Сегодня Землянки обратились почти голым полем, только несколько десятков домов стоят ближе к «пруду». Другое дело было во второй половине 1940-х, когда здесь находился один из двух лагерей военнопленных. Примерно три с половиной тысячи человек разместили в Землянках и на третьем рабочем посёлке. По воспоминаниям старожилов, пленные агрессивными не были, отличались покладистым нравом, трудолюбием и контактностью. И даже в то время большинство жалело пленных.
Работа была тяжёлой, ручной, с редкими признаками малой механизации. Каринторфцы вспоминают, что в самые морозные дни немцы возвращались с санями, где лежали бездыханные тела их товарищей. Немецкий ас Эрих Хартман, повидавший в небе всякое, вспоминал наши болота как «самое страшное место на планете».

Просуществовал лагерь в Землянках всего полгода. После этого немцам было дано послабление, и их переселили в бараки «Ташкента» вместо узбеков. А потом отправили в Германию. На месте лагеря сейчас находится кладбище и мемориальный знак. Остатки фундаментов строений легко спутать с холмиками.
Впрочем, случались и тёплые истории. В первые послевоенные годы в Каринторф после Горьковского техникума приехала молодая девушка работать машинистом. Её наставником на паровозе стал немецкий военнопленный. Железная дорога в то время укладывалась «как положится», без просчёта устойчивости при движении составов. Отчего паровозы часто сходили с рельс. И вот едут в вагоне девушка и немец, смотрят в разные стороны. Он кричит: «прыгаем!». Они прыгают, а паровоз, проехав ещё чуть-чуть, заваливается на бок — вовремя почувствовал неладное немец. «У нас в Германии женщины на такой тяжёлой работе не работают. Поехали к нам!». Девушка была влюблена в своего иностранного коллегу и поездка чуть не удалась… Но реальность оказалась более прозаичной, чем. И героев истории ждала разлука.


«Пьяная поляна»

Несложно догадаться что заставило назвать живописную поляну на опушке леса таким именем. Назначение! Местечко находится в четырёх километрах от посёлка вниз по Бузарке в сторону Чепцы. Не знаешь — и не найдёшь! Пьяной поляна была не всегда! Ходили туда учащихся целых классов, чтобы погонять футбол и просто посидеть у костра.
А вот те, кто не дурак в плане возлияний на природе — пользовались любимыми в Каринторфе мотоциклами, чтобы доставить себя и товарищей к месту. Конечно, пили не все. Но и те, кто это делал, часто возвращались за рулём, нимало не смущаясь состояния.


«Хитрый» и «дикий» посёлки

«Дикий посёлок» находился на улицах Северной, Полевой и Просницкой — районе, где сохранялись огороды и подсобные хозяйства во времена, когда советская власть продвигала в Каринторфе многоквартирные дома. Таким образом, обитателей пытались слегка «принизить», как противников нового быта. Но мало что выходило: место и сейчас пользуется спросом как для отдыха, так и для постоянной жизни.
«Хитрый посёлок» располагался на улице Советской, заканчиваясь на берегу Бузарки. Живописнейшее место, чтобы поселится! Быть может, потому и назвали его таким образом? Намекая, что надо обладать хитростью, чтобы заполучить возможность там поселиться.


Народные топонимы Каринторфа выйдут в двух частях — заречный микрорайон хранит немало удивительных названий!
Ставьте лайк, если нравится материал

Обсуждение

img
Александр Подоплелов 03.12.19, 08:27
Огромное спасибо автору. Все названия мне очень знакомы, но бывал ли я там — не знаю, Каринторф покинул в 6 лет, в 1957 году.
img
Наталья Зверева 03.12.19, 16:06
Спасибо. Переслала заметку приятельнице, выросшей в Каринторфе. Ныне она уже много лет живёт в Москве, но свой родной посёлок по-прежнему помнит и любит.