Кем я стану, когда вырасту

07.11.19, 15:51

Не легко в 14–15 лет понять, чем ты хочешь заниматься всю свою жизнь до старости. Кому-то помогает детское желание и внутренняя убеждённость, но родительские советы и семейные установки играют решающее значение. А параллельно с ними работает образовательная система профдиагностики и профориентации.
Поговорили с теми, кто заканчивает школу, поступил, отучился или проигнорировал институты, остался или уехал из Кирово-Чепецка. И постарались разобраться — насколько работает в городе система профориентации, так часто фигурирующая в официальных пресс-релизах и докладах.


Подталкивать к выбору будущего ребят начинают в восьмом классе. Определяться с желанной деятельностью при нынешней системе экзаменов приходится в этом возрасте. В десятом и одиннадцатом на вопросы самоидентификации не останется времени за подготовкой к экзаменам.

Юля, училась в многопрофильном лицее:
Заканчивая школу, я хотела работать в заповеднике или что-то вроде того. На самом деле, я смутно представляла себе будущее на тот момент. И выбор учебного заведения и специальности были не совсем осознанным поступком.
Отучившись полгода, я начала задаваться вопросами «А зачем мне это всё, и что я хочу от образования? :-)». Сейчас моя работа со специализацией не связана.

На практике профориентация выглядит как череда тестов, агитационных визитов, презентаций, курсов в МРЦ, экскурсий на городские предприятия. Потенциальные работодатели при этом преследуют цели, не совсем соответствующие помощи. Предприятия заинтересованы привлечь потенциальных сотрудников к себе, а профориентация призвана помочь с выбором без настойчивого маркетинга.
Но главная проблема не в разности целей между системой образования и бизнесом, а в отсутствии связи с определяющей величиной — родителями. Выходит, что рекомендации существуют в параллельной реальности от определяющих дискуссий, происходящих между учениками и родными.

Дети получают советы, сравнивают их ради забавы между собой и забывают как глупый сон

У самих ребят не складывается чувства, что профориентация — это всерьёз. Им будто завязывают глаза, раскручивают его, а потом хлопают в ладоши и выдают направление. «Тебе, милый друг, надо идти в химики-лаборанты, тебе в инженеры, ты заделайся штукатуром-маляром, а тебе дорога в силовые структуры через армию». Многие ли прислушаются?
Есть и исключения — те, кому беседы с психологом помогли в проверках личных гипотез о выборе стези.

Максим, учился в лицее:
Курсы и тесты подразумевают честность ученика перед самим собой и полное понимание себя, что само по себе абсурдно. Дети отвечают на вопросы, получают рекомендации, сравнивают их ради забавы меж собой и забывают как глупый сон. Все это лишь иллюзия. Лицей позиционирует себя как фабрику по производству топ-менеджеров, успешных людей. Среди моих одноклассников и учителей никто и думать не хотел, что останется в городе.

К десятому классу ребята получают подборку сфер деятельности, которые тестирование сочло подходящим. Статистика результативности этих советов не высчитывается, поэтому опираться приходится на мнения учителей и бывших учеников местных школ. Их точки зрения сходятся: профориентация редко оказывается действенным инструментом. Грубо говоря между прогнозом, выбором института и конечной профессией связь прослеживается редко.
Нам не удалось найти тех, чьё сегодняшнее призвание полностью совпало бы с выданной в рекомендацией. Не послужили они и опорой в выборе учебного заведения. Зато многие ребята признались, что тестирование неплохо описало их характер + профориентация прекрасно срабатывает на тех, кто определился с желаемой профессией до начала тестирования.


И, что интересно: чем успешнее был ученик в школе, тем меньше вероятность, что он получил правильный совет от системы профориентирования или родителей. Отличники чаще меняют ВУЗ до окончания и чаще уходят трудиться в области вне полученных специальностей.

Дмитрий, учился в школе №10:
К нам приходили в класс с завода. Всё выступление свелось к теме «где родились, там и пригодились». Видимо, народ валит и работать просто некому.

Агитационные визиты предприятий помнит куда меньше опрошенных. Они и случаются реже: пытаются работать со школами лишь немногие предприятия или ведомства. А вот экскурсии на предприятия запоминаются неплохо. Завод минеральных удобрений в этом смысле флагман по числу визитёров из школ. На предприятии есть программы поддержки поступающих с гарантией трудоустройства, помощью с жильем или ипотекой — поэтому собственная программа ЗМУ работает эффективно, в отличие от общегородской.
Мнения, впрочем, разнятся и в этой части. Производственная романтика трогает не всех, а нацеленность на результат воспринимается двояко. «Всем нам тогда дали знать, что нам сюда не попасть. Помню фразу, что к ним обычно из лицея и гимназии приходят», — поделилась старшеклассница из школы № 5.


Городская система профориентации полна противоречий, вызванных разностью педагогической и муниципальной целью. Возможность реализовать себя чаще связана с высшим учебным заведением и, следовательно, отъездом от города. Муниципалитет и предприятия хотят обратного. В каком-то смысле от системы образования требуют однобокой результативности, для которой она не предназначена. Однобоко выстраивается и предметный уклон работы — техническая часть получала и получает больше внимания, чем творческая и гуманитарная.
Конечно, это накладывает отпечаток на эффективность работы системы (а результат вообще тяжело измерить объективно).

Профориентация не должна давать ответ на вопрос, какая профессия тебе предначертана судьбой. Она должна давать информацию о том, какие вообще есть специализации и как ты можешь достичь целей. Но в сегодняшнем Чепецке сама суть выстроена иначе. Не вокруг личности ребёнка, которому нужно помочь в поиске отрасли и в проверке предположений. Используется то, что можно прогнать массово с учётом принятых стратегий города и интересов предприятий. Как составляющие должны присутствовать и эти факторы, но вопрос, наверное, не может ограничиваться только ими.

Ставьте лайк, если нравится материал