«Нулевой пациент»: год назад Чепецк впервые встретился с коронавирусом

08.04.21, 15:31
  • 30 января: Всемирная организация здравоохранения объявила вспышку коронавируса чрезвычайной ситуацией для мира.
  • 2 марта: у вернувшегося из Италии россиянина обнаружен коронавирус — это первый случай в нашей стране. Происходящее в мире большинству не кажется чем-то серьёзным, что доберётся почти до всех уголков России.
  • 11 марта: ВОЗ признала, что впору вести речь о начале пандемии.
  • 19 марта: первые заболевшие зафиксированы в Кирово-Чепецком районе, это семейная пара из деревни Чуваши, вернувшаяся из отпуска.
  • 30 марта: из-за стремительного роста количества заболевших Президент объявил «нерабочие недели» — де-факто, это было началом режима самоизоляции.
  • 8 апреля: в Кирово-Чепецке зафиксировали первых заболевших коронавирусом. Вернувшаяся из Тайланда девушка и её мать отправлены в кировскую инфекционную больницу.

Подумать только, что прошёл уже год! Жизнь в тумане пандемии: расскажем, как менялось отношение к происходящему от отрицания, скепсиса и шапкозакидательства до принятия новой реальности. И, что главное — как это повлияло на город? Помимо медицинских масок, оттаивающих на улицах вместе с прочим мусором и грязью.


Прошлая весна начиналась с хаоса. Хаоса непонимания правильных алгоритмов поведения при угрозе массовых заболеваний. Когда даже учёные почти ничего не знали о новом вирусе — многие решения властям приходилось принимать почти наугад или руководствуясь довольно старыми протоколами.
Сейчас, когда ограничений почти не остаётся, судить о правильности действий намного легче. Какие-то из решений кажутся правильными и своевременными, другие — недостаточно эффективными или запоздавшими по времени, а третьи — ошибочными или вредоносными.


«Неужели это взаправду?!« — первая реакция большинства жителей страны на выступление Президента с фактическим объявлением локдауна. Для жителей провинциальных городов это выглядело дико: во многие места вирус ещё не просочился. Смотрите сами: между началом самоизоляции и первыми заболевшими в Чепецке прошло больше недели!
Но достаточно перечитать посты в пабликах той весной, чтобы понять как разделилось общество. Причём, разделилось в неравных пропорциях. По одну сторону находились те, кто яростно отрицал опасность и призывал игнорировать рекомендации. По другую сторону царила сдержанная паника со скупкой всех попадавшихся под руку масок, продуктов длительного хранения и туалетной бумаги. Третья часть горожан придерживалась чего-то среднего между вариантами, спокойно относясь к реальности.


Такая атмосфера с самого начала не помогала устаканить ситуацию, как не очень способствует достижению массового иммунитета сейчас. По тому, сколько людей сейчас поставило или намерено поставить прививку, можно заключить примерные пропорции деления. Те, кто считал всю ситуацию чушью прошлой весной — и сейчас способен найти объяснение, чем плоха вакцинация. И наоборот: кто не артачился перед предложением привиться, скорее всего и ранее вёл себя сдержанно. А, как мы знаем, в Кирово-Чепецке «укололся» пока очень небольшой процент жителей. Как показывает опыт врачей, в основном это пожилые люди.


Словом, пример одних людей влияет на поведение других. В маркетинге это называется социальным доказательством, когда неопределившиеся охотно принимают сторону большинства. Короче говоря: если мы видим эгоистичных ковид-дессидентов, мы с большей вероятностью будем вести себя, как они. И, опять же, наоборот. Но первых мы видели куда больше — такими сообщениями были завалены все городские паблики.
Отсюда, собственно, в прошлом году и началась вся история с новыми нормами, запретами и штрафами за их нарушение.


Но правила, созданные чтобы кого-то пристыдить, неизбежно оказываются корявыми. Вы же всё это сами видели: разрешается то, что не должно было бы разрешиться (например, сидеть в плохо вентилируемом помещении, главное — отодвинуться друг от друга подальше). А вещи, которые стоило бы разрешить: весной на набережной мы видели как полицейские делают замечание женщине, сидевшей на скамейке. То есть, прихвати она с собой на выгул домашнее животное, претензий бы не было. Но раз она смотрела на реку, то ужасно провинилась. С грустью можно констатировать, что нелепостей и противоречий вообще хватало: на детских площадках или стадионах было «опасно», зато всякая угроза волшебным образом улетучивалась на правительственных политических мероприятиях.
Благо, полиция в Чепецке не лютовала сильно ни весной, ни после. Правда, число административных дел за нарушение антиковидных правил в Чепецке все равно измеряется сотнями (но в большинстве случаях дело обходилось предупреждениями без штрафов). Вывод многие из нас сделали однозначный: можно бы поменьше верить в компетентность властей и побольше — в математические модели и порядочность обычных людей. Рекомендации без внутренних противоречий выполнялись бы в более добровольном порядке.


В таких условиях Чепецк постигал особенности новой (хочется сказать пост-ковидной) реальности. В которой, кроме абсурда или неразумности были и более весомые неприятные черты. Выросло число безработных — даже в нашем городе, где количество вакансий всегда было в несколько раз выше числа соискателей. Необузданно проявила себя инфляция: толку верить в официальные сводки мало, все мы видели и общий рост цен + пиковое подорожание отдельных товаров + падение рубля с соответствующими последствиями. Выросло число людей, живущих за чертой бедности. Позакрывался местный бизнес, причём масштабы так никто взвешенно и не посчитал. Их можно прикинуть только по числу пустующих помещений (существенный рост), да по почившим заведениям общепита.


Впрочем, для Чепецка всё прошло много лучше, чем могло бы — и это стоит ценить. Ключевые предприятия стабильно работают, обошлись без сокращений, сохранили или проиндексировали зарплаты. Не аукнулось ничего и во вложениях в инфраструктуру, социальные объекты — остаётся на прежнем уровне.
Плюсы можно найти и более личные: к гигиене и санитарным нормам все точно стали внимательнее. Многие освоили прелести цифровой жизни, научились пользоваться госуслугами, онлайн-банкингом, перебороли скепсис к интернет-магазинам. Учеба онлайн, вокруг которой было столько эмоций и споров, подарила массу открытий, разочарований, сложностей и навыков.


Сталкиваясь с необходимостью адаптироваться, не остаётся выбора, кроме как освоить новые навыки. Минувший год для новейшей истории — случай уникальный, который точно войдёт если не в учебники, то в научные труды.
Нам повезло, что события развернулись так, а не хуже. Все имели возможность стать лучше, переоценить важность простых вещей.

Ставьте лайк, если нравится материал