Плод Древа познания: миф и реальность

14.03.08, 11:27 2 комментария

"Нет ничего практичнее хорошей теории" Нильс Бор Пол и половые отношения - это всегда конфликт неких межличностных прав и обязанностей. Но мы никогда не задумываемся о том, откуда, из каких "космических" глубин появились эти самые "права-обязанности" мужа и жены. А главное - зачем?

В мире за время его существования были есть и будут десятки, если не сотни миллиардов семей. Но какие такие "вселенские" проблемы разрешаются в семье, если этот "социальный институт" древнее самой древней и современнее самой современной цивилизации? Быть может, для того от века и существует брак, что Мужчина и Женщина каждодневными трудами и заботами о своем ребенке и материальным обеспечением своего семейного "эдема" разрешают какую-то страшно важную, какую-то фундаментальную проблему мироздания?

Мужчина и женщина, семья, семейные отношения. Все это кажется настолько привычным, обыденным и естественным, что вроде и говорить-то на эту тему можно одними только банальностями, но автор новой книги "Социофилософия любви", житель г.Кирово-Чепецка, Владимир Серкин попытался уйти от традиционно-менторского тона в вопросах половых отношений и проникнуть в его философию, генезис, в онтологическую природу пола.

Первоистоки конфликта полов возникли, говоря на языке традиционных религиозно-философских мифологем, которым и пользуется в своей книге автор, еще от сотворения мира. Между Богом и Сатаной завязался спор из-за разного подхода к пониманию смысла свободы. Спор этот сначала перешел в Эдем, вовлеченными в него оказались Адам и Ева. Конфликт произошел из-за преступления запрета на вкушение плода от Древа познания добра и зла. Потом прародители рода человеческого были изгнаны из Рая и переселены на Землю. В Библии ничего не сказано о том, что теперь каждые муж и жена, внутри своей семьи "моделируют" этот конфликт между небесными иерархами, по сути, чтобы в меру своего разумения разобраться: кто прав? Семья - институт, который от века разрешает проблему сущности свободы. Проблему, поставленную перед Богом Сатаной.

После сотворения мира, вводит в тему автор книги, Сатана восстал против Бога: ему захотелось проверить такую странность: "Если Бог, сотворив Мир, назвал его свободным, значит, Я могу быть и на месте Бога. Иначе какая же это свобода?". (Эта тема подробно  изложена в книге Дж. Мильтона "Потерянный Рай"). Сначала Сатана восстал против Бога и был низвергнут во Ад; потом, пользуясь свободой в наличие которой не верил, он проник и в божье творение - Эдем, и через Еву, через вкушение ею запретного плода от Древа познания добра и зла, в мир вошел грех. Грех - это попытка познания сущности свободы по "сатанинской парадигме" - через покушение на другого, чтобы занять его место.

Влюбленные - это "адам" и "ева", а социальная среда - "эдем". Секс, по онтологической сути, покушение "сатаны" на роль "бога". Иначе говоря, юноша покушается на честь, на невинность, как на божество во плоти. Так Сатана покушался на Бога, поскольку его не устраивали "вторые роли". Сексуальные отношения - это грех, это попытка взять то, что тебе не приндлежит. Грех этот покрывается браком,  Брак - это искупительная жизнь. Сатане в этом мире тоже дана свобода для возможности искупления вины, чтобы он мог вернуться в Эмпирей - мир чистых духовных сущностей. Но он ее, своей вины, не видит и продолжает через посредство людей творить зло. Как он это делает практически? - вопрос, на который автор отвечает так.

Артефакт свободы и всего сотворенного мира - выращенный Творцом плод Древа познания. Применительно к семье плод Древа познания - это ребенок, который рождается после грехопадения юноши и девушки. Плод этот, подобно тому, как Бог оберегал его в райском саду, и нам надо взрастить и сберечь в своем "семейном эдеме". Потом обязательно находится некий "сатана", который "вкушает" от этого "семейного яблочка". Далее следует "изгнание" наших "грешников", юноши и девушки из их семейных "эдемов". Так появляются новые "плоды", новые люди. И опять все сначала, а суть и смысл конфликта все те же: проблема соотношения свободы и необходимости: возделывая сад "в поте лица" взращивать все новые "плоды Древа познания" и налагать запрет на свободу, легко переходящую сначала в своеволие, а потом в необходимость (искупать, отрабатывать).

Новизна моей книги, говорит автор, в том, что на старые вещи (миф о грехопадении) я взглянул под иным углом зрения. Суть (не углубляясь здесь в доказательства) в том, что каждый из нас, безотносительно к полу, "примеряет" на себя все роли-архетипы участников конфликта из-за плода Древа познания, в рамках архемифа о грехопадении.

Старая как мир парадигма из-за "яблока раздора" применима не только к каждой семье. Конфликт западной и восточной цивилизаций, так называемый международный терроризм и борьба с ним, имеет абсолютно те же самые онтологические истоки: страны либеральной демократии (типа США), навязывая свои жизненные "демократические" стандарты Востоку, насаждают "свободу" как высшую ценность (то же утверждал Сатана, когда покушался на роль Бога). Автором книги "Социофилософия любви" преподносится, что высшая ценность этого мира отнюдь не свобода, а "ненадкушенный" плод с Древа познания. Иначе говоря, высшая ценность этого мира - душа человека в состоянии невинности, безгрешности (душа ребенка) и возврат своей душе этого состояния - через искупительную жизнь в браке ("Не станете как отроча, не войдете в Царствие Небесное").

Непременное условие правильных отношений в браке - чтобы девушка до замужества была невинна. Иначе брак лишен смысла: может ли муж испытывать вину перед девушкой, если в жены она досталась ему бесчестной? Брак должен быть чистым, тогда отношения в браке - онтологически логичны. Только при этом условии семья - в центре разрешения конфликта сил Добра и Зла, возникшего от сотворения мира. Именно поэтому страны Востока охраняют до брака честь своих девушек, Запад таких проблем не решает, там - сексуальная свобода, отсюда, быть может, и непрочность браков.

Идеологические причины конфликта цивилизаций и государств исчезнут, если между ними устранятся расхождения в понимании высших ценностей, ради которых стоит жить и нести жертвы. С этим, думается, спорить не будет никто. Возможно, это свершится только тогда, когда такая безусловная межличностная, семейная ценность как невинность будет правильно понята и вписана в правовые системы не только стран с мусульманской идеологией, но и стран с иными, в частности, демократическими формами правления. Вот такая, простая и незамысловатая ключевая идея этой книги.

Далее - слово автору.

Вера народа в свое государство - неисчерпаемый ресурс его развития. С верой этой, после приватизации госсобственности в начале 90-х, потерей населением своих вкладов, дефолтом и пр., положение в России - "хуже губернаторского". США проводят активную экспансионистскую политику: все понятно, они хотят сотворить мир "по своему образу и подобию" в соответствии со своими "либерально-демократическими" ценностями. Экспансия России, как мы знаем из истории, происходила в том числе и так: сначала в самых отдаленных местах поселялись отшельники-монахи, строя скиты, пустыни, монастыри, твердыни, форты. Православное христианство помогало русским осваивать территории, населенные народами других вероисповеданий. Основа разумной экспансионистской политики - миротворческая идеология.

На сегодня у России нет такой четко артикулированной идеологии (замена ей - идея многополярного мира). Конституция России запрещает иметь официальную идеологию. Коммунисты настолько нас "застращали" своей, что теперь "идеология" и "террор" слова одного порядка. Либерализм западного образца в России "не проходит". Идеология Америки - насаждать в мире свой "свободный" (от понятия "грех" - так говорит митрополит Кирилл) образ жизни. Ни покаяния, ни искупления вины. Такое государство как любой носитель греха - обречено. Нужно ли нам, чтобы рухнуло государство российское? Нет. Значит, у него все-таки должна быть идеология (хотя бы выживания). Что это за идеология? Очевидно, что не "официальное" культивирование какой-то из трех основных религий (автор - человек православный, но почтительно относится к святым и подвижникам не только своей веры - ред.). Объединит и атеистов, и исповедников всех бесчисленных вер, верований, культов и т.д. некая общая для них ценность. То, что принимается за ценность - всеми!

Сегодняшнее время "раздрая" Востока и Запада как в капле воды отражается в их отношении к девичьей чести. Потому и требует она своего осмысления, артикулирования и введения в позитивное, писаное право, что Восток, с его "международным терроризмом", "терроризирует" Запад именно за право жить опираясь на свои, пуританские, а не чуждые ему "либерально-демократические" ценности. "Невинность", девичья честь, которая еще не воспринимается как категория философская, должна ею стать.

Предельно упрощенный подход к девичьей чести на сегодняшний день в нашей стране регулируется только Уголовным кодексом (до 16 лет - "нельзя", а после 16 - "можно"). Такая "правовая" трактовка невинности - не более, чем профанация. Невинность, девичья честь - основная ценность между людьми, должным образом философски осмысленная, могла бы органично вписаться в любую культурно-правовую ткань, в любой правовой контекст. (Автор в своей книге раскрывает как минимум три таких аспекта: невинность и демократическое государство; невинность и христианство; невинность и идеология "новой опричнины", - ред.). Приоритет в философском и правовом осмыслении этой межличностной ценности должен принадлежать России.

Высшая ценность семьи не должна прозябать на периферии права, но должна быть в его центре. Вернуть утраченное доверие российского народа к своему государству можно и через реализацию конструктивных, созвучных объявленному в России Году семьи идей. Одна из которых состоит в том, что только межличностные ценности, должным образом вписанные в правовые модели государств, могут стать идейной основой для снятия конфликта как внутри стран, так и конфликта цивилизаций.

Но прежде, чем "правильно вписать", нужно их, как минимум, правильно понять. Правильно понятый библейский архемиф о грехопадении наших прародителей и дает возможность построения естественно-правовой концепции государства с персоноцентрической системой ценностей.

Из теории права мы знаем, что нравственное и правовое в государстве должны совпадать, но на Руси такого никогда не бывало (если не углубляться в историю до времени правления Владимира "Красно Солнышко"). Наверное, именно тоска по справедливости, неспособность раз и навсегда ее установить и нашли отражение в цитате известного правоведа Б.А.Кистяковского: "...русская интеллигенция никогда не уважала права. В России никогда не было литературы способной пробудить правосознание народа... ...где наш "Дух законов" и "Общественный договор"?!...

"Социофилософия любви" - попытка восполнить этот пробел. В намерении создать принципиально новую естественно-правовую концепцию автор исходит из следующего: сущность человека связана с полом; сущность государства - с правом, с его правовой моделью, с определением границ свободы граждан. Персоноцентризм - правовая модель, в основу которой положены межличностные ценности. Автор попытался исследовать онтологические корни, генезис и соотношение категорий "невинность" (innocence - девичья честь) и свобода. И в этом смысле - "Социофилософия любви" - попытка рельефно прорисовать правовую модель государства, построенную не только на традиционных (свобода, собственность, законность), но и на межличностных ценностях.

Не вызывает сомнения, что вопреки утверждениям о "конце истории", что человечество не найдет ничего разумнее либеральной демократии, социально-философская мысль не остановилась в своем развитии. Ее будущее вдруг открывается самыми невероятными, неожиданными перспективами. Идеи, заложенные в "Социофилософии любви", - это продолжение старинных русских домостроевских традиций по воспитанию детей, но на качественно ином уровне.

Новизна - в неразрывности процесса воспитательной работы в семье и процесса социализации, вхождения в мир, в систему общественных отношений юноши и девушки; их становление мужчиной и женщиной. Новизна - и в том, что автором предлагается совершенно оригинальная методология конструирования ювенального права. И не только. Эта книга, помимо философии пола, под совершенно новым углом зрения раскрывает смысл и предназначение государства; философию его существования как института, подчиненного целям и смыслу жизни человека.

2008 год объявлен в России Годом семьи. Чтобы весь пар не ушел в свисток, нужны конкретные, практические дела, которые открывали бы новые перспективы в философии отношений государства российского и российской семьи. Что это за возможные направления? Не умозрительные и не спекулятивные, но вполне практичные, "земные" ответы пытается дать в своей книге автор.

"Социофилософия любви" - книга для тех, кому небезразличны судьбы нашего Отечества среди других стран и народов; книга для тех, кто интересуется религиозно-философскими аспектами взаимоотношений мужчины и женщины; кто хочет воспитывать детей в духе патриархальных традиций запрета на добрачные сексуальные отношения, мужской и девичьей чести, но не знает, как увязать все это с существующими на сегодня нравами в молодежной среде. Кто задумывается о своей судьбе и судьбе своих детей в России и хочет найти четкие, ясные, онтологически проработанные ответы на "вечные" вопросы: "Кто Я", "В чем смысл жизни", "Что такое любовь".

Р.S. Автор (бывший член СП движения "Демократическая Россия" от Кировской области, делегат первого и последующих съездов "ДР") положительно отнесется к предложениям предпринимателей нашего города по оказанию финансовой помощи в деле издания его книги или к предложениям по коммерческому участию в проекте по изданию и переизданиям книги.

Тел: 8 (3361) 2-24-13; 8-912-718-95-12.

Алена Мелентьева
Газета "Кирово-Чепецк" №10 (204) от 6.03.2008

Ставьте лайк, если нравится материал

Обсуждение

img
Аноним 19.03.08, 00:33
Нечего умножать мракобесие! Жечь надо такие рукописи, жечь!
img
sega3d 24.03.08, 15:13
Согласен. Судя по статье - книга полный бред. Фтопку!!!!