Погостили по-английски

20.09.19, 13:14

Иностранными гостями и программами культурного обмена в школах мало кого удивишь. Даже в глубинке по работе или учёбе постоянно гостят или работают выходцы из других стран. Да что там! В районе ТЭЦ есть целый китайский кластер на производстве палочек для еды. Но четверть века назад для провинциалов из социалистического промгородка иностранные гости были столь же гипотетичны, как пришельцы с балалайками.
Расскажем о том, как англичане гостили в Чепецке на заре программ культурного обмена и отчего русский туризм не пришёлся им по духу, несмотря на излечение от вегетарианства и ядрёный самосад.


Год 1995. Переживающая тяжёлые (но свободные) годы Россия активнее осваивает программы учебного и культурного обмена. Кирово-Чепецк не отстаёт: «фонд молодёжных инициатив» принимает англичан Питэра и Элмора, которые приехали прощупать почву для последующей поездки в Россию с проблемными подростками.
Подобно Шерлоку Холмсу, Питэр и Элмор прекрасно разбираются в профессиональных сферах. И, как и знаменитый сыщик, плохо секут во всём остальном. И красочнее всего культурные различия гостей и местных жителей проявились во время их 37-километрового байдарочного похода по Вятке. Развлекать гостей таким образом принимающая сторона поручила СЮТуровцам.

Маршрут байдарочного похода продумали от белохолуницкого разъезда. А самый верный способ добраться до него — доехать по узкоколейке, что тянулась от Чепецка на десятки километров. Нужный поезд выходил в сторону Белой Холуницы из Каринторфа в 7 утра. Поэтому было решено остаться в недавно присоединенном к Чепецку посёлке на ночлег. Гостей принимал в своём доме каринторфский сварщик Гена.
Вдобавок к полным салата мискам, горячий приём ознаменовался горячительными напитками (как бы подтверждая стереотипы о русских). Гена — мужик простой, наполнил под завязку небольшие стаканы и произнёс «За знакомство!». Англичане неплохо освоили эту фразу на русском и радостно подняли стаканы и чуть-чуть отпив, поставили их на стол. Гена сделал им замечание: «У нас так не принято! Поднял рюмку — пей до дна». Зарубежные гости готовились принять испытание: «Ooh, OK». Выпили и сидят пока остальные гости смело закусывают. «Что же они не закусывают?»,- недоумевал хозяин дома, «Видимо, ждут, когда им на льют ещё». Англичане выпили и снова сидят. Хозяин дома совсем расстроился. «Почему же они не закусывают?!», «Они ждут приглашения хозяина,- предположил кто-то. «Ребята, Essen, Essen! Можете есть». Англичане обрадовались, заокейкали и налегли на салаты.

Посиделки продолжались до двух часов ночи. Гостей из аристократичной Англии пришлось чуть ли не уносить из-за стола ко сну. Конечно, к ударным дозам гостеприимства они оказались не готовы. Да и выяснилось, что у них в стране либо едят, либо пьют и не делают это одновременно.
А дядя Гена в процессе выяснил, что Питэр был женат 13 раз. Потому что ему претить спать с девушками, на которых он не женат.

Хмурое для путешественников утро началось в 6 часов. Хозяин дома успел взбодриться плодово-выгодным вином и активно тормошил англичан присоединиться. Питэр с Элмором вставать не хотели, через переводчика они передавали, что ехать дальше не видят возможности и предпочли бы закончить поход прямо сейчас. Ангажировав жителей туманного Альбиона хотя бы подышать свежим воздухом, Гена заманил их в теплицу, где по-каринторфски сурово взбодрил их холодной водой из поливочного шланга.
А после гости уже не отказались от вина и завтра и оказались готовы продолжать маршрут.

Поезд мерно покачивая вагоны. Англичанам оказалось немыслимым, что на такой кривой и узкой дорожке поезд умудряется не опрокинуться в ближайшую канаву. К 8 утра путешественники уже выскочили из каринторфского экспресса. Формально, поход только начинается — предстоит пройти полкилометра с грузом байдарок и скарба за плечами. А на берегу их ждёт ещё один сюрприз. Путешественники выяснили, что для сбора байдарок не хватает штифтов. Не беда! Где берег вблизи городов — там костры, а где костры — там в золе найдутся и гвозди со сгоревших досок. Поражаясь русской изобретательности, англичане собрали по горсти гвоздей нужной длины.

На голодный желудок плыть — моветон, поэтому в плавсредства компания садится после обеда. Питэр с Элмором получили по веслу, что опять вызвало у них порцию удивления. Изнеженные этой своей Англией они привыкли, что о таких вещах должны заботиться инструктора. А им только остаётся наслаждаться готовеньким сервисом.
Фига вам, сэры! Сели в лодку, извольте грести.

Обед. Пока Питэр с Элмором отдыхали, сидя на брёвнышке, более стойкие участники похода натаскали дров и развели костёр. Пришло время чистить картошку и ответственную задачу мигом поручили почётным гостям. И даже здесь они показали бытовую беспомощность — даже такой простой операции их пришлось учить.
Варили подобие походного борща, опустошив в него две банки тушёнки. Мясо в супе плавало приличным кусками. Элмор поразился:


— Ресторанная еда. Это здесь, у леса, ресторанная еда!
— Нет, Элмор, это туристкая еда. В ресторане намного лучше.
— У нас в ресторанах в супе не бывает столько мяса. Такой суп лучше ресторанного.

Питэр, до похода считавший себя вегетарианцем, уплетал борщ за обе щеки и остался расстроен, когда ему не осталось достаточно добавки.

Следующей остановкой был Первомайский поворот. В этом месте реку наводняло море топляков. Отличное место, чтобы искупаться — решили чепчане. Русские участники похода облачились в плавки и обувь, англичане — в купальные шорты, дотягивающие почти до колен (в то время в ведущей стране Европы плавки у мужчин почему-то считались чуть ли не признаком определённых сексуальных пристрастий).
Удивила зарубежных гостей необходимость купаться в обуви, не привыкли опасаться торчащих из дна реки гвоздей.

День близился к концу, туристы расставили лагерь и приготовились спать. Гостей поселили в отдельную палатку, но судя по доносящемуся оттуда шуму, уснуть они не могли. Выйдя из палатки, они пожаловались на дерзкого нарушителя их покоя — mosquito.
На поверку оказалось, что по палатке англичан летало три безобидных комара. Закалённые туристы не сразу же смогли понять суть проблемы.

Не надеясь уснуть, Питэр и Элмор решили сварить кофе…что опять у них не выходило. Не справлялись они с укрощением стихии огня. Да и как бы иначе? Поджечь они пытались целые тюльки, не озаботившись более мелкими дровами. Получив порцию мудрых советов от разбуженного опытного туриста с кофе они совладали. Но на утомлённый реальностью организм кофе оказал обратное действие — англичан всё же срубило в сон.
Последнее утро похода зачастую оказывается самым тяжёлым, если не заботиться о равномерном расходовании провианта. Сгущёнка кончилась, сахара оставалось мало, в рисовую кашу пошли все его остатки, немного соли и изюм. Пока англичане спали, каша настаивалась под толстым слоем курток и пуховиков. Настоялась она так, что слиплась намертво, но пробудившихся иностранцев это только порадовало.
«Мы не представляли, что в России умеют готовить пудинг!»,- радовались хотя бы чему-то привычному Питэр и Элмор.

Питэр курил самокрутки; Элмор, как более финансово-состоятельный господин, мог позволить себе Кэмел. Наивные иностранцы считали, что прихваченных запасов им хватит на весь поход. Не учли, что по старой русской традиции табак складывается в общак. Как уже говорилось, последним утром кончается всё, в том числе и курево.
И вот плывет по реке странная компания и стреляет сигареты у встречных рыбаков. Щедрые душой к гостям ребята жертвуют целые пачки. Питэр и Элмор успели вкусить и «Стюардессу» и суровость «Беломорканала». Очередного рыбака туристы встретили стоящим у мотоцикла «Урал». Он набивал в «козью ножку» самосад. Добрый человек не отказался угостить англичан, при этом немного смущаясь своего простецкого курева.

Элмор недоумевал: «Мы люди из ниоткуда. Вот мы плывём, и нас угощают табаком. Но я не видел, чтобы вы давали тем людям деньги. У нас в Англии принято всегда платить, если тебя угощают сигаретами».

До конца маршрута оставалось недолго. Из него англичане взяли с собой добрую память, мозоли на руках и абсолютное убеждение НИКОГДА не ходить с русскими в походы. Правда, следующую неделю на всех встречах ребята хвастались обретёнными в походе мозолями и пытались удивить горожан тем, что сами гребли.


История таких визитов мила для тех, кто помнит суровые традиции советских походов. А сейчас многие из нас мало чем отличаются от «изнеженных англичан»: также не умеют чистить картошку, разводить костры и смущаются мелких неудобств вроде гнуса.

Ставьте лайк, если нравится материал