Тёплый привет из холодной Антарктики

28.12.20, 12:55

Антарктида, южный полюс. Удивительное, не прощающее ошибок место, доступное немногим. Непередаваемая красота полярных сияний, чередующаяся с ураганными ветрами, полюс недоступности и полюс холода, пейзажи, словно на необитаемой планете…
Двести лет исполнилось первой русской антарктической экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева. И беспощадный к теплолюбивым людям континент неизменно манит исследователей, научных работников и туристов, несмотря на все сложности и препятствия.

Деревянные парусники сменили научно-экспедиционные суда, которые могут и себе путь во льдах проложить, и других из ледового плена вызволить. Дизельное топливо заменило дерево, уголь и тюлений жир в плане отопления, а современные электростанции стали сердцами полярных станций. Гусеничные вездеходы пришли на смену собачьим упряжкам.
Но Антарктида остаётся прежней. Чарующей, невообразимой и всё равно опасной.

Скоро год, как на станции Прогресс на южном полюсе работает чепчанин Лев Синкин. Он с радостью передаёт привет родному городу и щедро делится подробностями антарктической жизни в сопровождении великолепных снимков.

Быть может в напоминание о потенциальной опасности у полярников есть традиция: в середине каждой зимовки пересматривать с коллегами экранизацию романа Джона Кэмпбелла «Нечто», причём в двух вариациях — оригинал и более свежий приквелл.

«На станцию Прогресс я попал, наткнувшись на вакансию системного администратора. Отправил резюме, через полгода меня пригласили на собеседование. Требовали эталонного здоровья, которое проверяют несколько дней — от отсутствия хронических заболеваний до идеальных зубов.», — делится Лев.
До аптеки с шестого континента путь неблизкий и держать чрезмерный штат узких специалистов не с руки. И дело не только в раздувании штата. Сами условия далеки от тепличных, а смена полярника длится от 8 месяцев у «сезонников» и до полутора лет у «зимовочников».

Станция Прогресс выполняет роль логистического центра с современными и комфортными условиями, особенно после обновления станции семь лет назад.
Здесь принимают грузы из России, Индии и Китая. С Прогресса уходят санно-гусеничные походы на станцию Восток. Научная работа ведётся в области метеорологи и гидрологии, ведётся мониторинг магнитной активности, огромную работу проводят геофизики.

Путь на судне от Санкт-Петербурга до Антарктиды занимает полтора месяца. В процессе две остановки: Бремерхафен в Германии и Кейптаун в ЮАР. В последнем принимают на борт запас продуктов и участников экспедиции.

«Суть моей работы — как у любого системного администратора, с той лишь разницей, что магазинов оргтехники рядом нет. В обязанности входит техобеспечение проведения телемостов с «большой землёй». В этом году успешно провели телемосты с парком «Зарядье» и МГУ, посольством Российской Федерации в Австралии, с Арктическим и Антарктическим научно-исследовательским институтом, — говорит Лев.

А ещё разница в суровых (как синоним «вредным») условиях, в которые попадает любой специалист на полярной станции: климат, самообслуживание практически во всём вкупе с замкнутым пространством, бессменным коллективом, отдаленностью от родных и близких. Полярную изоляцию сейчас скрашивают технологии. С недавних пор на Прогрессе даже появилась мобильная связь (на первой среди российских станций). И, конечно, интернет… но на низких скоростях. На то, чтобы скачать сериал может уйти неделя.

Впрочем, постоянное нахождение в одном коллективе не сводит с ума. Персонал подбирается из достойных, добрых и морально стойких людей. Они охотно вместе занимаются спортом, пользуются местными видеотекой и библиотекой, ловят рыбу и просто наслаждаются особенностями природы, свято чтут локальные традиции.
Есть, например, две ожидаемые от русского человека. Во-первых, сигануть в восьмидесятиградусный мороз после жаркой парилки и жахнуть водки (правила «Клуба 200»: пробыть на улице 200 секунд, за что полагается 200 грамм водки).
Во-вторых, вместе и по-семейному полярники заготавливают пельмени. Тысячи пельмешей лепят всей станцией от начальника до радиста.


Суда в Антарктиду прибывают по графику… дважды в год! Первый раз, в ноябре—декабре, когда научное судно «Академик Трёшников» привозит сезонный состав экспедиции. И второй раз в марте, когда НЭС «Академик Фёдоров» забирает сезонников и отзимовавший состав обратно. К встрече судна надо подготовиться: исследовать ледовую обстановку на пути следования, сделать трассу для перевозки грузов, приготовить транспортные сани к месту выгрузки массивных конструкций. Работать следует быстро, судно нужно поскорее отпустить — его ждут и на других станциях. Тогда же на станцию прибывают продукты питания и посылки из дома, конечно.


До попадания на станцию Лев Синкин успел поработать на нескольких предприятиях Чепецка и в администрации города. И там, конечно, не требовалось прокладывать кабель при сильном ветре или ремонтировать видеокамеры на высоте 20 метров на вышке при минусовых температурах.
Кстати, с одного из предприятий, где работал Лев, на Южный полюс недавно отправили четыре пластиковых окна. Можно сказать, чепецкий вклад в устройство быта в Антарктике.

«Антарктические ветра, скорость которых превышает 40 метров в секунду, могут доставить массу неприятностей. Они ломают антенны, срывают с места полупустые контейнеры. С этим недавно столкнулись на индийской станции. После объявления метеопредупреждения, людям запрещается покидать здание станции. Хотя, посмотрев в окно — вы бы и сами никуда не пошли», — справедливо отмечает Лев.

Но страшен в Антарктиде не только ураганный ветер. Уровень адреналина в крови подскакивает, когда находишься на льду, а рядом начинает разваливаться или смещаться айсберг, когда на снегоходе возвращаешься на станцию, а снегопад начинается такой, что приходится останавливаться и глазами искать очередную вешку, вмороженную вдоль ледовой трассы.
Непросто! Кому-то хватает одной поездки сюда на всю жизнь, а кто-то влюбляется в Антарктиду и возвращается сюда вновь и вновь.

На страничке Льва Синкина толпами прогуливаются пингвины, вылезают на льдины тюлени, потешно передвигаются их детёныши, а ночью непередаваемо сияет небо.
Друзья следят за жизнью полярника и в комментариях просят привезти какой-нибудь гостинчик: камень, перья местных птиц, что угодно. Популярны открытки и конверты с печатями антарктических станций.

А ещё полярники на Прогрессе совсем не одиноки — соседей хватает! В 15 минутах ходьбы расположена китайская станция Чжуншань, чуть дальше индийская станция Бхарати. В период зимовки станции регулярно обмениваются гостевыми визитами и проводят межстанционные соревнования.
Правда, сейчас в связи с началом смены составов на станциях дружеские приёмы приостановлены из-за карантинных ограничений. Да, даже там есть ограничения! Шансы проникновения заразы не велики, но случилось же на чилийской научной станции.


«Бесконечно поражает природа и полярное сияние. Смотреть на него можно бесконечно. Хотя сейчас у нас день и в следующий раз переливы в тёмном небе мы увидим лишь в конце марта 2021.
Удивляет животный мир: тюлени и пингвины подходят практически на расстоянии вытянутой руки. Разумеется, мы соблюдаем правила и не вторгаемся в их жизнь».

Летние пейзажи можно сравнить только с видом необитаемых планет, где ничего не растёт и нет животных, которые передвигались бы только по земле.
Лев признаётся: каким бы прекрасным ни был вид за окном, он скучает по родным и друзьям и больше всего хочет прогуляться по настоящей траве.

Ставьте лайк, если нравится материал