Несколько слов о книге «Социофилософия любви»

18.12.12, 12:45 3 комментария

«Для народа важен побудительный,
мобилизующий акцент национальной идеи.
Идея должна работать, а не созерцать.
Она должна сама форматировать мир,
но не пассивно отражать его коллизии».

В. И. Якунин

Скачать книгу В. Серкина вы можете по этой ссылке.

Русская идея в понимании автора книги проста и понятна, это — идея личной свободы и личной ответственности перед Богом каждого Человека (безотносительно к тому мужчина перед нами, или женщина) за реализацию в Мире своей свободы. Автор утверждает: поскольку «Человек создан по образу и подобию божьему», то это значит: если от сотворения Мира существуют проблемы, которые решает для себя Творец, то и смысл жизни каждого Человека — решать точно те же проблемы, но на своем, «человеческом» уровне. Проблема же, стоящая перед Богом (поставленная сатаной), — одна: проблема познания сущности Свободы (…вот и «жиды» со своим пониманием «свободы» — туда же. Воистину: «Куда поп с кадилом, туда и черт — с клешней»).
Каждый из 7 млрд. насельников планеты Земля жизнью своей утверждает и смертью своей доказывает, как он решал и решил ли для себя проблему свободы? Свобода это что? Своеволие, беззаконие или следование закону и праву, образ жизни грешника нераскаянного — сына Сатаны, или путь Сына Божьего — Иисуса Христа признающего над собой высший, единый для всех людей населяющих Землю — нравственный закон? Следование нравственному закону это путь искупительной жизни за совершенный грех.

Автор книги «Социофилософия любви» пишет, что на протяжении отпущенного срока жизни каждый человек, решая для себя проблему Свободы, «примеряет» на себя все роли-архетипы участников конфликта вокруг Плода «Древа познания Добра и Зла». В течение жизни каждый из нас бывает «и Богом и чертом». Говоря иначе все мы (и мужчины и женщины) примеряем на себя шесть основных архетипических ролей: 1). Бога-Отца; 2). Сатаны-соблазнителя; 3). Плода «Древа познания Добра и Зла» (пассивного объекта познания); 4). Адама (кающегося грешника); 5). Евы — жертвы соблазна; 6). Сына Божьего. Это — архетипическая роль Иисуса Христа, богочеловека, не поддавшегося Сатане, сатанинскому соблазну — «стать богоравным».
Ярко, афористично и образно, на примере отношений двоих — мужчины и женщины (как Бога и сатаны) автором раскрываются ролевые метаморфозы, которые претерпевает в этих «ролевых играх» в течение своей жизни и в разных житейских ситуациях каждый человек. Разумеется, нельзя всю жизнь «разбрасываться», быть всегда, так сказать, «хамелеоном». Именно поэтому человек неизбежно делает выбор: «Кто я?». А ответ прост: «Ты тот, какую из онтологических ролей принимаешь по-жизни как свою; ты тот, какую из 6-и архетипических ролей многократно переигрываешь в разных житейских ситуациях как свою личностную поведенческую парадигму. Жидомасоны, например, клинически заморочены на «сатанинской парадигме» (см. гл. 2 — Философия полового разделения). Православный христианин всю свою сознательную жизнь следует парадигме христовой — жизни, как жертвы за чужие грехи. В своей книге автор, разумеется, говорит и о том, каким образом в человеке проявляются и другие роли; Бога-Творца, Плода Древа познания, Адама и Евы.

Ну и? Что же следует из всей этой ветхозаветной метафизики? — спросит читатель.
Автор отвечает на этот вопрос по-библейски: «…нет ни эллина, ни иудея…». Перед Богом все равны: будь ты хоть жидомасонский раввин, будь ты хоть абориген из племени мумбу-юмбу Каждый решает одну сущностную проблему Свободы, из-за не божественного, но сатанинского толкования которой в мир вошли и грех, и зло и смерть. Той самой Свободы, что от сотворения мира каждому из нас предуготована. Свобода эта — свобода следования по жизни по пути Бога и спасения души (жизнь по нравственному закону), или толкование и следование свободе по-сатанински: «свобода — это своеволие». Такова сатанинская идеология жидомасонов, продавших свои души дьяволу (сатане). Стравливая между собой народы — чужими руками и чужим оружием, на крови и смертях «неевреев», они, нехристи, насаждают на планете Земля т.н. либерализм (свободу по-жидовски)…

Не спасет никого причастность ни к какому многомиллионному кублу «бо…избранных», ибо многие из этих «общин», «жидовских лож» и т. д. — суета пред Богом: сборища индивидов замороченных на следовании сатанинской парадигме — ложном понимании смысла существующей в мире Свободы. Свободы, данной Богом не только святому угоднику, но и сатане тоже… всем, до Страшного Суда божьего. Каждый человек познается Богом через то, как он играл и многократно в течение жизни переигрывал каждую из 6-и архетипических ролей. И иудейский первосвященник, прославленный среди соплеменников может пойти в погибель (если был по-жизни заморочен на «сатанинской парадигме»), а простая, никому не ведомая, всеми брошенная и всеми забытая и одинокая русская крестьянка-труженица — может быть спасена и оправдана пред Богом.

Если следовать логике автора книги «Социофилософия любви», то посланниками Бога на земле являются в равной мере, как молодой человек, мужчина, носитель мужской чести, так и каждая девственница, innocence, хранительница чести девичьей. Посланниками, с надеждой наведения на Земле божественного порядка. И далее: если люди, сообщество людей, зададутся целью — наконец-то упорядочить жизнь в государстве и обществе; зададутся целью упорядочить свою общественную жизнь, то они, прежде всего, должны навести порядок в системе своих ценностей! Ценно же все то, что ценно перед Богом — мужская и девичья честь. Честь, носитель чести, как наместник Бога на Земле! Божественными ценностями — не могут быть жидовские заморочки: «либерализм», ложно понятые, ложно толкуемые и навязываемые миру — «права человека», «демократия», «жидовская свобода (обманывать людей)».
Все это, как показало время, жидовские спекулятивные императивы. За ценность российским государством и обществом должно приниматься только то, что ценно для Бога, а не для «жида», не для жидовствующего «Мирового правительства».

Это легко сказать — «навести порядок в системе ценностей». А как ввести мужскую и девичью честь в право, в алгоритм категорий правовых, в правовую систему государства? Каким образом кодифицировать эти «внеправовые» категории в конкретных статьях АК, УК, АПК и УПК? Решение проблемы — разработка и внедрение в правовую практику России — ювенального права. Отдельной отрасли права с особой, специфической методологией. О своем понимании методологии ювенального права, автор книги «Социофилософия любви», доходчиво, ясно и понятно пишет в главах — «Феномен innocence в контексте права» и «Русская идея». В этих же главах аргументировано излагается и убедительно доказывается невероятный на сегодняшний день тезис: источником права на власть в государстве, построенном на принципах персоноцентризма станет прежде всего мужская и девичья честь, и только потом, во вторую очередь, демократическая избирательная процедура. И идея эта вовсе не кажется абсурдной, но более того — давно ожидаемой! Вся Россия помнит позорные «выборы» 4 декабря 2011 года; демократическая процедура, как оказалось, не защищает страну от жульнических выборных технологий и попадания во власть разного рода воров и проходимцев. Если во власть будут проходить только порядочные люди, то и в стране не будет воровства и коррупции, но будет порядок.
«Честь — достойному чести!».

В 12 главе книги автор, в том числе, говорит о том, на что обращает внимание в статье «Ценности и государственное управление», и В. И. Якунин: «Связью внутренней и внешней политики государства является возможность управленческого использования цивилизационных накоплений в качестве особого ресурса развития. Конституционно и законодательно зафиксированное признание приоритета ценностного подхода в государственном строительстве ставит вопрос о соответствующем ресурсосбережении и имплементации (введения, внедрения) его (ценностного подхода) в государственно-управленческую практику». Для того, чтобы социальная система, в которой приоритетными ценностями являются мужская и девичья честь, работала, государство должно быть не воровским, не «капиталистическим», а социалистическим: значительные ресурсы страны должны быть сосредоточены, направлены и вложены не в карманы «жидов-миллиардеров», в до горечи смешной надежде, что они поднимут экономику России, а в воспитание и образование подрастающих поколений нашего, российского народа!
Вот такие практические выводы следуют из «Социофилософии любви», эвристической книги по философии и методологии ювенального права, применительно к российскому государству и обществу. «Без наличия общественно значимого, признаваемого большинством населения идеала государство несостоятельно», говорится в статье В. И. Якунина «Ценности и государственное управление».

Автор книги «Социофилософия любви», разделяя убеждения зав. кафедрой государственной политики факультета политологии МГУ им. Ломоносова — Владимира Ивановича Якунина, утверждает: идеал этот — мужская и девичья честь, вписанные в правовую систему государства как категории — ПРАВОВЫЕ! Артикуляции межличностных ценностей и методологии введения их в алгоритм категорий правовых — посвящена эта книга.


Плод древа познания: миф и реальность

«Вопрос о перспективах существования российского государства
это не вопрос о ценах на углеводородное сырье, но вопрос о цивилизационных ценностях России»

«Только при восстановлении и активации исторически выработанного… ценностного оптимума
русской (российской) цивилизации перспективы существования России
могут иметь долгосрочную футурологическую проекцию».

В. И. Якунин

«Сама постановка вопроса о ценностях в применении к государственному управлению еще недавно в принципе не признавалась на уровне политического истэблишмента. В ценностных ориентациях виделась угроза выдвижения запрещенной Конституцией идеологии. Однако на деле дефицитность ценностного целеполагания ведет к дисфункции самой государственно-управленческой практики. «Государства, — говорил греческий мыслитель Антисфен погибают тогда, когда перестают отличать дурное, от хорошего». Хорошо известно и высказывание Ф. М. Достоевского о невозможности существования без высшей идеи ни человека, ни нации. Сегодня о ценностях российского государства вновь начинают говорить с самой высокой трибуны.
Однако разъяснений, что понимается под ценностями российского государства, не содержится ни в одном официальном документе. Содержание провозглашаемого ценностного выбора является при отсутствии его определения предметом субъективного истолкования. При такой ситуации, о едином стратегическом курсе государства не может быть и речи. Но любое управление, осмысленное движение в социальном развитии без ценностей как целевых генераторов не обходится никогда. Вызов заключается в их конкретном выборе, в том — являются ли они явными или теневыми, осознанными или навязанными, органичны ли они стране или противоречат ее традициям и цивилизационным кодам и формулам успеха.

Ценности не придумываются, они изначально присущи системе, государству и обществу, и выявляются, открываются в процессе их развития, в процессе самопознания, деятельности. Ценности, в силу не просветленности человеческого разума и «спрятанности» от него истины, феномен очень даже «условный», скажем так, преходящий. Тем не менее — ценности бывают: вечные (значимые для каждого человека и всего человечества во все времена), эпохальные, формационные, поколенческие, конъюнктурные.
Исторически сложились три подхода к определению источников происхождения ценностей:

    С установлениями Бога-Творца;
  1. Ценности — продукт сознания самого человека, ценности, как порождение социально-исторического бытия человека
  2. Ценности — производное от утилитарных, материальных потребностей человека. Ценности бывают универсальные, национальные, локально-групповые и индивидуальные. Человек предстает не целостным, а ценностно-деформированным.

Современная русская аксиологическая (изучающая ценности) школа в которую входят такие ученые и политики современной России, как В. И. Якунин, С. С. Сулакшин, Багдасарян, С. Г. Кара-Мурза и др., предлагает свой, витальный подход (социальная система как живой организм), устраняющий существующий односторонний подход. Организм может и должен восприниматься как цельная система, включающая все уровни его функционирования. В соответствии с их взглядами ценностным должно признаваться то, что сущностно повышает его жизнеспособность. Говоря о стране — жизнеспособность страны. Выдвигаемый «новой русской школой» подход — альтернативен религиозно-трансценденталистскому (мусульмане-ваххабиты, иудеи-хасиды, иные радикальные религиозные течения), а также партикулярно-прагматическому — идеологии «Мирового Правительства».
«Предельно четко трансцендентный подход в поисках национальной идеи был сформулирован в рамках софиологии Вл. Соловьева. Русская идея, утверждал он, является не мыслью народа о России в историческом времени, а замыслом о ней Творца». Таким образом «идея нации не должна подменяться идеей о нации».


Для народа важен побудительный, мобилизующий акцент национальной идеи. Идея должна работать, а не созерцать. Она должна сама форматировать мир, но не пассивно отражать его коллизии. Без наличия общественно значимого, признаваемого большинством населения идеала государство несостоятельно. Чем приземленнее этот идеал, тем уже возможные горизонты развития.

Ранее государства погибали от внешних агрессий, прямых завоевательных походов Теперь основная причина их гибели заключается в ослаблении их внутреннего, несилового фундамента, духовного и психологического состояния общественного организма (читай «Протоколы собраний сионских мудрецов» — «вражью» методологию ослабления такого рода фундамента государств).

Введение категории ценностных целей в научный и управленческий оборот обусловливается неудовлетворенностью применения традиционной объяснительной модели, опирающейся на абстрактный образ «экономического человека» Деформированному образу «экономического человека» нами противопоставляется «гуманный человек», рассматриваемый во всем многообразии его личностного и общественного существования. Его ещё можно именовать «человеком цивилизационным». Каждая мирохозяйственная эпоха и каждая культура создавали и создают свой образ человека, собственную антропологическую модель.

Так называемое «Мировое правительство» США сегодня силой оружия навязывает по всему Миру свой «идеал» — образ «экономического человека», образ прагматического циника, преследующего корыстные цели личной наживы, ценой чужой крови и чужой жизни. Доктрина людоедской идеологии «Мирового правительства» — каббала, утверждает, что только жиды — идеальные, «бо…оизбранные люди», а все неевреи — это «животные с человеческими лицами».
Одна из главных ошибок существующей практики государственного управления состоит в подмене ценностного целеполагания — институциональным, ценностных целей — административно-управленческими.

Фиксируется тенденция замещения целевого уровня — средствами, стратегии — экономическим инструментарием. Преодоление тупика стртегизации представляется возможным при четком номинировании ценностно-целевых ориентиров развития России, описании ее целевого образа в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Крайние подходы ценностного целеполагания определяются очевидными полярными противопоставлениями:

  • глобализм — самоизоляция;
  • открытость — автаркия;
  • саморегулирующийся рынок — административное регулирование;
  • всеобщность свободной конкуренции — тотальность государственной монополии;
  • абсолютное разгосударствление — этатизм;
  • экономический индивидуализм — корпоративно-коллективистское хозяйствование;
  • абсолютизм свободного предпринимательства — госпатернализм;
  • cвободный рынок труда — мобилизационная экономика;
  • снятие с государства функций социального обеспечения — распределительное государство;
  • абсолютизация принципа равенства экономических возможностей — социально-экономическая уравниловка;
  • исключительно материальные механизмы стимулирования — режим идеократии.

Практической задачей, решаемой на уровне ценностного целеполагания, является определение специфического для России оптимума в обозначенных диапазонах выбора приоритетов. Целевая установка должна состоять в нахождении оптимальной меры реализации ценностных принципов — меры автаркийности, меры этатичности, меры корпоративности, меры идеологизированности и т. п.
Препятствием на пути к конструированию русской, национальной или государственной идеи выступает позиция детрнсцендентного прагматизма (насаждаемый в России т.н. «рынок» по-жидовски). В методологическом плане эта позиция смыкается с теорией позитивизма. Любые апелляции к идеальному — к чести, совести, справедливости, при этом подходе отсекаются, как метафизические сущности (к такой насаждаемой в России «высшей» ценности как «жидовский рынок» отношения не имеющие). Национальная идея подменяется даже не национальным (а и внутри российским, и международно-воровским) интересом. Предельная прагматизация социально-экономических отношений в России привела к утверждению императива «малых дел»; типа: «копайся в своей грядке не поднимая головы». Национальная идея же сводится к формуле — «заплати налоги и спи спокойно». Типа: за тебя вся идейно-содержательная сторона твоей жизни уже решена, и «русская идея» жидами — найдена: «все вы „гои“ и рабы мирового жидомасонства!»

Признание на уровне ценностного выбора цивилизационной специфики России определяет особую, средовым образом адаптированную методологию.
Применительно к государственной власти необходимо ставить задачу формирования теории и практики управления ценностями. Государство потенциально способно регулировать ценностные ориентиры народонаселения, ориентируя развитие соответствующих потенциалов в направлении оптимума обеспечения жизнеспособности страны.


Государство без ценностей — нежизнеспособно

Разное понимание высших ценностей государств порождает непонимание, неприятие мировоззрений друг друга. Конфликт ценностей между государствами порождает даже военное противостояние. Если сравнить короткие фрагменты Конституции Ирана и некоторых фрагментов текста Стратегии национальной безопасности США, то мы увидим истоки конфликта этих стран.

Иран (из Конституции): «В сфере управления экономики основной целью станет удовлетворение материальных потребностей человека на пути его развития и духовного роста. Такой принцип отличает экономику нашей страны от других экономических систем, где основная цель — накопление богатства и увеличение доходов. Материалистические школы рассматривают экономику как конечную цель, что является подрывающим и разлагающим фактором процесса развития человека. В исламе экономика — это всего лишь средство для достижения конечной цели».

США (из Стратегии национальной безопасности): «Для защиты нашей Родины и утверждения наших ценностей США стремится расширить свободу по всему миру, возглавляя международные усилия по окончанию тирании и продвижению эффективной демократии. …Экономическая свобода является моральным императивом. Свобода создавать и строить или покупать, продавать и владеть собственностью является фундаментальной для человеческой натуры и основополагающей для свободного общества».

«Для защиты нашей Родины, читаем далее Стратегию национальной безопасности США, и утверждения наших ценностей («ценности» в данном случае имеются в виду — жидовские) США стремятся расширить «свободу» по всему миру. Что это за «свобода» и в чем её показывает ролик.

Владимиp Серкин Статья публикуется в орфографии автора,
http://serkin.ts6.ru

Ставьте лайк, если нравится материал

Обсуждение

img
KAR 12.02.13, 10:06
Если человек стремится убивать людей, это не человек. Все остальное приходяще. Когда это стремление пропадет, наступит рай.
img
KAR 22.04.13, 11:05
Пока человечество не станет единым организмом, политики будет навалом.
img
АБВ 09.05.13, 16:57
[quote]Автор утверждает: поскольку «Человек создан по образу и подобию божьему»[/quote]

По-моему, это из Библии, но там не так написано:
[quote] И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.
И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. (Бытие 1:26,27)[/quote]

Подобие – это несколько иное, чем просто образ.