В Чепецке жила княгиня Александра?

15.04.15, 13:19

Историки связывают происхождение Никольского погоста с именем князя Суздальского Симеона (Семена) Дмитриевича — родоначальника младшей ветви князей Шуйских, приходившегося вторым сыном великому князю Суздальско-Нижегородскому Дмитрию Константиновичу. Князь Симеон Дмитриевич стяжал в русской истории недобрую славу. Во время нашествия Тохтамыша Симеон добровольно сопровождал его в походе на Москву и уговаривал москвичей сдаться, дав слово, что татары никакого вреда им не сделают. Москвичи послушались и отворили ворота; татары ворвались в город и предали его страшному разорению.

В начале XV века во многих русских летописях отмечено известие о переезде на Вятскую землю князя Симеона с семьей. Переезд был вынужденным следствием постоянных столкновений князя Симеона с великим князем Московским Василием Дмитриевичем за владение Нижегородским княжеством. Ярлык на него был куплен московским князем у хана Тохтамыша в 1393 году.
Князь Симеон был выгнан вместе со старшим братом Василием Кирдяпой из Суздаля в Шую.
В 1395 году Симеон пригласил татарского царевича Сентяка (или Ентяка) с военным отрядом в 1000 человек и сделал попытку овладеть Нижним Новгородом насильно. В город вошли обманным путем, устроили грабеж и ушли.

Василий Дмитриевич послал своих дружинников преследовать грабителей. Но войска не смогли их догнать, ограничившись тем, что по дороге сами, насколько смогли, разорили татарские земли и разгромили несколько городов.
Видя это, московский князь послал несколько отрядов пленить жену Симеона, княгиню Александру. По свидетельству историка, «В земле Мордовской отыскали они жену Семенову, княгиню Александру, на месте, называемом Цыбирца, у св. Николы, где бусурманин Хазибаба поставил церковь. Княгиню ограбили и привели вместе с детьми в Москву, где она сидела на дворе Белеутове до тех пор, пока муж ее не прислал к великому князю с челобитьем и покорился ему».

В начале XV века было полное основание считать Вятскую землю татарской вотчиной. С 1393 года по приказу хана Тохтамыша вся она была полонена татарским царевичем Бекбутом. В устье реки Чепцы в древнее время была построена церковь Николы, а погост назывался Никольским или Николо-Чепецким.
Место, где жила княгини Александра, скрываясь от гнева Московского княжества, трудно определить однозначно, поскольку его название было искажено переписчиками летописи: «место Цибирци», «Чибирчи», «Бирца», «Волосцибирци». Ведущий Вятский историк последней четверти XIX — начала XX вв. А. С. Верещагин в 1906 году высказывал гипотезу, что в первоначальном варианте были слова «на оустии р. Чепцы или Чепцы рцы» (то есть слово реки было обозначено сокращенно, под титлом). Косвенным тому подтверждением могут служить записи переписных книг земли Вятской XVII века. Никольский погост среди прочих сельских погостов Вятской земли выделялся большим количеством дворов, в 1646 году он насчитывает 86 жилых дворов (города Орлов и Шестаков — 22, в Котельниче в 1678 году — 41). Многие же иные состояли всего из 10–15 дворов.
Имелись три церкви:

  1. Теплая Рождественско-Богородицкая с Петропавловским приделом.
  2. Холодная Никольская, которая считалась главной, — отсюда и название погоста (сама церковь просуществовала вплоть до XVIII века по переписной книге 1710 года «…В том же Чепецком тяглом стану на усть Чепцы реки на погосте церковь во имя Николая чюдотворца строение церковное деревянно ветхо…»).
  3. Георгиевская «под колокольней».

Сегодня...

Из писцовой книги Хлыновского уезда 1629 года видно, что Никольский погост имел довольно необычную среди остальных колокольню, в которой была устроена третья церковь. Есть предположение, что в XIV веке эта церковь была устроена специально для княгини Александры, а потом поддерживалась уже по традиции.
Княгиню вместе с семьей привели в Москву и заключили в доме боярина Белеута. Князь Симеон явился к престолу Московского князя с повинной. Здесь ему пришлось отказаться от всех притязаний на Нижегородское княжество и удалиться из пределов Московского княжества в Вятку, где он в недолгом времени и умер. При сопоставлении летописных известий о поимке царевны, о татарском царевиче Сентяке, сказавшем при дворе Московского князя напраслину после смерти Симеона в 1401 году на крещеного татарина Никулу, легко прийти к заключению что Хазибаба и Никула это одно и тоже историческое лицо. Наличие и одновременное использование двух имен — традиционного, «мирского» и христианского, полученного при крещении, в те времена было не редкость. В пользу этого заключения говорит и тот факт, что крещеный татарин Хазибаба-Никула дал построенной им церкви имя своего небесного покровителя — св. Николы.


Литература

  1. Вештомов А. И. История вятчан со времени поселения их при реке Вятке до открытия в сей стране наместничества, или с 1181 по 1781-й год чрез 600 лет, сочиненная главного народного училища учителем исторических наук титулярным советником Александром Вештомовым в 1807 и 808-м годах. — Казань: Типо-литография императорского Казанского университета, 1907.
  2. Древние акты, относящиеся к истории Вятского края. Приложение к 2-му тому сборника «Столетие Вятской губернии». — Вятка: Издание Вятского губернского статистического комитета: Типография Губернского правления, 1881.
  3. Труды Вятской ученой архивной комиссии. — Вятка: Типография П. Д. Харитонова, 1907. — Вып. 5–6.
  4. Документы по истории Удмуртии XV–XVII веков / Сост. П. Н. Луппов. — Ижевск: Удмуртское книжное издательство, 1958
Ставьте лайк, если нравится материал