Укрощение пламени чепецких кухонь

12.01.21, 09:55 2 комментария

От плиты дровяной до газовой. Разбирались в истории домашнего очага и газификации Кирово-Чепецка, в старых домах которого поленница соседствовала с батареями центрального отопления.


Приятно представлять, что привычный город рождался приторным и идеальным с комфортабельным жильём и благоустройством в лучших традициях рафинированных исторических снимков. Издалека кажется, что ухоженные улочки цвели и благоухали, каждый первый на совесть делал работу и был образчиком моральных качеств, а во всякой квартире имелся полный комплект житейских благ.
Но Чепецк проходил единый путь со всей страной, преодолевая разные эпохи с их вызовами: военное время, когда по нескольку дней работали и ночевали в цехах; форсированный режим стройки с привлечением труда заключённых; освоение новых производств и, как следствие, рост численности.

Социалистическую идиллию, которой многие восхищаются сегодня, начинали строить в середине прошлого века. Это пора первого взрывного роста числа будущих горожан, когда приходилось в авральном порядке решать вопросы с жильём. И приди кому-нибудь в голову подняться над городом тогда, скажем, на воздушном шаре — открывающийся вид показался бы необычным.


Город, сохранивший деревенский быт

Поначалу застройка была разрозненной и не во всём логичной: задуманный по капитальному плану, город наполнялся временными решениями. У подножья ТЭЦ раскинулся рабочий посёлок Кирово-Чепецкий, плацдарм первичного промышленного рывка. Это скопление деревянных домов и бараков, усиленны затем редкими вкраплениями каменных зданий.

Деревянная застройка улицы Революции в 1950-е.

К началу пятидесятых химики поставили крест на районе, заключив, что Чепецку предстоит развиваться кверху от завода, c деревни Балезино. Каким бы логичным ни был такой расклад, амбиции руководства теплоцентрали впоследствии стали причиной бесполезных вложений в отживающую своё локацию. Так, например, появился ДК «Энергетик» — в пику строительству дома культуры от химкомбината.

Другой пример соперничества гигантов виден в жилой застройке. Если встать спиной к ДК «Дружба» и смотреть вниз на кварталы между проспектами Мира и Кирова, то по левую руку окажутся дома тэцовских строителей, а по правую — химовских. Дома проектировали с размахом сталинского монументализма, с просторными парадными и лестничными клетками и централизованным отоплением.
Впрочем, химикам требовалось куда больше площадей, чем успевали строить в «Балезино». Да и не могут рабочие секретного химического завода в образцовом социалистическом городе ютиться в коммуналках! Пусть даже в коммуналках роскошных сталинок. Не подобает селить технарей в бараках и деревенских избах, из которых в немалой части состоял будущий Чепецк. А элитарных одноэтажных домов из шлакоблоков на всех не хватит.

Первоначальная («временная») застройка микрорайона №4 и Боёво.

Едва родившийся город состоял из деревянных домов и тесноты. Жилфонд трещал по швам и требовал крутых мер. Во второй половине пятидесятых первые дома появились на Луначарского и Красноармейской, в посёлке Новый (21 микрорайон и Боёво), на улице Свердлова, после — на «Южном». Следов застройки того времени осталось мало, никто всерьёз и не верил, что дома продержатся долго. Отчасти так и вышло, но есть и обратные примеры: последний образчик эпохи на пересечении Рудницкого и Луначарского снесли в 2020 году.


Есть деталь, объединяющая разные области ранней застройки.
До 1960-х Чепецк дымил весь: от огромных сталинок и деревянных бараков до крохотных домишек.

С избами всё понятно: вся жизнь внутри них вращается вокруг печи.
Нет загадок и с деревянными домами: центрального отопления они не имели наравне с избами. Старший научный сотрудник городского музея Владимир Северюхин провёл в таком доме на улице Луначарского всё детство и помнит, что каждое утро в районе начиналось с похода к дровяникам. Жили уютно: ни канализации, ни отопления. Тепло было от печки, а вместо канализации — конструкция из просмолённых досок. Так продолжалось до поры, пока не построили одноэтажную угольную котельную (улица Рудницкого, 54-Б), а после не провели централизованное отопление.
Светлые воспоминания о непростом детстве в бараке на улице Строительной сохранил и директор представительства компании «Уралхим» в Кирове Виктор Медведков. Семь семей со своими комнатушками на одну кухню о восьми квадратных метрах с печкой! Виктор Иванович и сам теперь удивляется, что всем хватало и места, и времени. И сам себя дополняет: потому что жили дружно, пусть и одинаково бедно.


Застройка в районе перекрёстка улицы Ленина и проспекта Мира, середина 1950-х.

С деревянными домами и печками загадки никакой нет. Но почему дымили дома в «Балезино» (и даже чуть пониже его), имевшие централизованное отопление? Всё прозаично: на чугунной батарее каши не сваришь. А газа не было во всей Кировской области, за исключением Вятских Полян.

Базовым решением для раннего Чепецка были дровяные печи на кухнях.

Горожане дополняли их керогазовыми горелками или электрические плитками, не топить же плиту по каждому случаю! Такими строились все дома до 1955 года и некоторые позже. Самые внимательные владельцы таких квартир могли натыкаться на отверстие в стене, предназначенное для трубы.

Эволюция кухонного очага одним снимком от корреспондента Эдварда Кларка + прекрасный образец дровяной плиты отсюда.

О детстве, проведённом в доме № 17-а по проспекту Мира, вспоминает фотограф Анатолий Бровцын. Ниже улицы Ленина расположены забавные дома-мутанты, будто кто-то насильно скрестил сталинский ампир с хрущёвской утилитарностью. И даже там централизованно закладывались на кухнях дровяные плиты.
Как и в Балезино, запас дров жильцы хранили в подвале, разделённом на клети по числу квартир.

Хозяйки, которых мамы учили готовить на старомодных плитах, делятся: вся наука в оперативном регулировании температуры. Для этого кухонную утварь двигали по всей поверхности плиты, чтобы найти оптимальное местечко. Конечно, со временем это нарабатывалось до автоматизма — раз в 10–15 минут посмотреть, как поживают суп или картошка и, при необходимости, передвинуть кастрюлю или сковороду. А пироги с такими плитами пекли больше по праздникам, слишком долго прогревалась духовка.
Интересный факт: знаменитая «Книга о вкусной и здоровой пище» 1952 года с напутствием Сталина в начале учила хозяек пользованию газовыми плитами до того, как они стали привычным предметом обихода в стране.

Кстати, дома № 14 по пр. Кирова и 17-а по пр. Мира — последние, в которых закладывалась опция дровяных печей на кухне. Их ввод в эксплуатацию датируется 1961 годом, судьбоносным для чепецкого быта. Руководство химзавода издало постановление о начале газификации.
В АО «Газпром газораспределение Киров» поделились: первые дома Кирово-Чепецка получили газ даже чуть раньше принятия решения, в конце 1960 года.


А у нас в баллонах газ

В производственном процессе химзавода нужды в газе не было до минеральной эпохи, ТЭЦ-3 топилась торфом. До появления магистрального трубопровода с голубым топливом оставалось почти два десятилетия.

Газификацию в 1960-х начали внедрять на минималках: баллонами со сжиженным пропан-бутаном.
Развоз баллонов с газом. Фото «Газпром газораспределение Киров».

Газ был привозной и доставлялся железнодорожными цистернами по ветке химзавода. Дома в бодром темпе обзаводились газовыми плитами. Первыми прелести голубого топлива оценили жители улиц Молодой Гвардии, Горького, Зверева.

Двухквартирный дом на улице Молодой Гвардии, где жил Яков Терещенко.

Двухквартирные малоэтажные дома в снаружи прирастали металлическими шкафами на пару баллонов (многие используются до сих пор, газовая труба в эти части города так и не пришла).
Ими же пользовались и в многоквартирных домах.

С весны 1962 года принципу «баллон на квартиру» на смену приходят «дворовые газгольдеры» (групповая резервуарная установка) — огороженные территории с мощными баками с пропан-бутаном, откуда тянулась разводка по ближайшим домам. По мере надобности во двор приезжал тарахтящий ЗИЛ, ворота отворялись и запас сжиженного газа пополнялся. Безошибочно отгадать, что настал заправочный день можно было по витающему в районе запаху одоранта.

Дворовые резервуарные установки. Более близких ракурсов отыскать тяжело, редкому фотографу приходило в голову снимать столь утилитарную конструкцию.

А ещё надо отдать должное советской ребятне — связываться с пролезанием на закрытый объект не хотелось никому. Резервуарные установки вызывали благоговейный трепет.

Небольшой дискомфорт при использовании сжиженного газа возникал не только из-за запахов при заправке газгольдера. В лютые морозы замерзал конденсат, копившийся в распределительной сети, перекрывая нормальный доступ топлива к плитам.
Хотя эти мелочи меркли в сравнении с удобством: никаких тебе дровников во дворах или подвалах и беготни к ним. И можно было сосредоточиться, на готовке, а не на том, чтобы ворошить поленья и кастрюли в поисках температурного балланса!


Время давить на газ

Надо ли говорить, что приход в Кирово-Чепецк природного газа неразрывно связан с появлением производства минеральных удобрений? Для ЗМУ он — первейшее сырьё, на конверсии метана строится основная технологическая цепочка производства аммиака и, следовательно, всех аммонийных удобрений.
На площадке химзавода первый магистральный газ приняли 28 августа 1978 года.

В сущности, газопровод Оханск-Киров, давший голубое топливо региону, строился именно для нужд нашего химзавода.

До жилой застройки газ добрался ощутимо позднее. Работы по переводу жилого фонда на новое топливо стартовали в 1985 году. Плюсы природного газа перед сжиженным вполне очевидны для каждого: безопаснее и дешевле.
Первыми природный газ получили жители домов по ул. Школьной, Железнодорожной и микрорайона № 7. Поскольку дело отнимало долгое время и многие процессы происходили параллельно, можно проследить такую очередь модернизации газового хозяйства по микрорайонам: № 5, № 6, № 8, № 4.

База треста «Кирово-Чепецкмежрайгаз» на ул. Революции, 1989 год.

Процесс облегчало то, что разводящая сеть в значительной части многоквартирных домов уже имелась. Всё, что требовалось — подвести трубу и заменить оборудование, избавившись от «газгольдеров». Модернизация требовалась и домашним плитам, заточенным под использование пропана-бутана. Многим требовалось расточка форсунок на горелках, иначе метан оказывался недостаточно эффективным и даже коптил.

Нельзя сказать, что процесс проходил абсолютно гладко. В начале 1990-х во дворе дома за центральным универмагом случилась трагическая история. Газовщики убрали групповой резервуар, оставив на его месте небольшой котлован. Учитывая, что пропан-бутан тяжелее воздуха, а в процессе демонтажа происходили утечки, он скопился в значительном количестве на дне. Куда, к несчастью, бросился играть ребёнок, которому на помощь кинулась мать. Тела погибших нашли только через год.



Активная газификация Кирово-Чепецка продолжалась вплоть до двухтысячных. Доступом к голубому топливу охвачено 92% жилфонда — лучший показатель во всём регионе.
Однако часть малоэтажной застройки свою трубу так и не получила: на улице Первомайской, Кооперативной, Пролетарской, Песчаной, Загородной, Степана Халтурина, Красноармейской, Жданова, Рудницкого, переулках Котельном и Майском и Новостроевском + в новых микрорайонах.


Появление газа в корне изменило не только бытовые привычки. В 2012 году на ТЭЦ-3 отказались от использования торфа. И хотя к тому дело и шло, решение имело фундаментальные последствия для судьбы Каринторфа. Благо удалось сохранить важнейшую составляющую его инфраструктуры — узкоколейную железную дорогу. Плюс, в самом микрорайоне уже был газ и выстроена новая котельная.
В 2013 году теплоцентраль получила собственный газопровод высокого давления, прошедший под Вяткой, годом позднее пустили парогазовую турбину, завершая основную историю преобразования этой части инфраструктуры Кирово-Чепецка. Кстати, местный филиал газораспределительной организации работает на пять районов области — порядка 1700 км наружных газопроводов, 500 газорегуляторных пунктов и более 58 тысяч квартир.

.
Ставьте лайк, если нравится материал

Обсуждение

img
Юрий Бердинских 12.01.21, 18:27
Отличная статья!!!
img
Александр Ашихмин 14.01.21, 01:55
Да, весь этот путь прошёл на моих глазах. Жили мы тогда на улице Первомайский переулок дом№ 16.Отопление было центральное, но на кухне на три семьи стояла большая печка, а в подвале на каждую квартиру был выделен свой отсек. Летом мы с братом ходили в лес за ЦРБ собирали сушняк которым топили эту печку. В ванной стоял титан, и чтобы получить горячую воду надо было топить дровами этот титан. Где то в начале 60 годов на общем собрании жильцов объявили, что печи уберут и у всех будет газ. Надо отметить что многие жилЬцы были не согласны. Они просто боялись слова ГАЗ «Вот взорвётся тогда весь дом рухнет», но несмотря на несогласия газ всё же провели. И спустя некоторое время о печках все забыли. Только иногда вспоминалась печёная картошка ломтиками, которую запекали с солью прямо на чугунной плите.